Вторник, 26 ноября 2013 00:44

История и традиции постройки русской избы

Общая характеристика

Крестьянский дом в массовом сознании ассоциировался со словом "изба". Причем в это слово вкладывалось несколько значений: во-первых, изба - это крестьянский дом вообще, со всеми надворными постройками, хозяйственными помещениями; во-вторых, это лишь жилая часть дома; в-третьих, только отапливаемое русской духовой печью помещение.

Термин "изба" во всех трех его смысловых вариантах был распространен на всей территории расселения русского народа. Лишь в некоторых районах, преимущественно южных, для обозначения крестьянского дома использовался термин "хата", а в Сибири - "дом". Однако и в этих местах теплое помещение дома зачастую называлось "истобкой", "истбой". Слово "изба" и его варианты: ыстьба, истьба, истба, истобъка, истопка, истебка - были известны еще в Древней Руси для обозначения жилого помещения. Принято считать, что они происходят от глагола "истопить".

Первоначальная деревянная срубная истобка не имела сеней и окон и известна по археологическим памятникам Новгорода, Пскова, Старой Ладоги IX-XI веков, постепенно она видоизменялась и Слово "изба" у большинства людей естественно соединяется со словом "деревня". Эта ассоциация верная. В прошлом "избой" всегда называлось жилище, расположенное в сельской местности: селе, деревне, слободе, починке, заимке, хуторе. Такого же типа жилище, но построенное в городской черте, носило название "дом".
Русские поселения с глубокой древности возникали по берегам рек, ручьев, озер, вдоль почтовых трактов, соединявших крупные торговые и ремесленные города, в центре пахотных и сенокосных угодий.

Деревни, как правило, были расположены недалеко друг от друга, тяготея к одному центру - селу, имевшему церковь, приходскую школу, лавки, административные зданияпревратилась в северный двухэтажный дом со множеством жилых и хозяйственных помещений. Крестьянские избы строились в один или два ряда - "порядка" - вдоль дороги, реки или озера, тесно прижавшись друг к другу. Деревни не имели четкой планировки: усадьбы в них располагались разрозненно, без какого-либо плана. Про такие деревни говорили: "Черт ее в решете нес, да и растрес". Села и деревни огораживались заборами, въездные ворота которых на ночь всегда закрывались.

Избы в старой России обычно строилисьпо народной этимологии, рубились, из дерева. Кирпичные дома в сельской местности встречались очень редко, в основном в безлесных южных районах европейской части страны, а также в селах, располагавшихся около крупных городов.
Строительство дома для крестьянина было знаменательным событием. При этом для него было важно не только решить чисто практическую задачу - обеспечить крышу над головой для себя и своей семьи, но и так организовать жилое пространство, чтобы оно было наполнено жизненными благами, теплом, любовью, покоем. Такое жилище можно соорудить, по мнению крестьян, лишь следуя традициям предков

При строительстве нового дома большое значение придавалось выбору места. При этом исходили, естественно, из практических соображений: место должно быть сухим, высоким, светлым - и вместе с тем учитывали его ритуальную ценность: оно должно быть счастливым. Счастливым считалось место обжитое, то есть прошедшее проверку временем, место, где жизнь людей проходила в полном благополучии. Неудачным для строительства было место, где прежде захоранивали людей и где раньше проходила дорога или стояла баня. Особые требования предъявлялись и к строительному материалу

ПРЕДАНИЯ ДЕРЕВЯННОГО ДОМА. КАК ЛЕС ДЛЯ СРУБОВ ВЫБИРАЛИ И ЗАГОТАВЛИВАЛИ

 Считалось, что далеко не каждое дерево было пригодно для изготовления бревен для сруба. Бревно из неправильного выбранного дерева могло принести несчастье, поэтому для выбора деревьев на бревна, или же для осмотра уже подготовленных бревен приглашались "знающие" старики. Во многих местах эти знатоки считались колдунами. Существовало много рассказов о том, что случилось несчастье, или же он сгорел из-за того, что хозяин не послушался колдуна и использовал при строительстве опасное бревно. Дерево, предназначенное для постройки, обязательно должно быть "живым" - . "дерево с душой". Несчастливыми считались деревья, у которых слои завились против солнца. Непригодными для постройки считались также деревья, у которых на коре имеется выпуклость, окружающая ствол в виде обруча; сучья которых растут вдоль ствола, а на стволе возле сучка имеется ложбинка; деревья с двумя вилкообразными вершинами (существовало поверье, что у них "два сердца") - возьмешь такое дерево, может случиться беда

 После выбора деревьев, пригодных для постройки, наступало время их заготовки. Обычно это делалось в июне, когда деревья еще в соку, реже осенью, после страды. Далеко не каждый день считался пригодным для начала рубки. Прежде, чем приступить к рубке леса, решивший строиться после совета с домашними выбирал день для пробного "зарона" (от рус. ронять). В этот день, прежде чем отправиться в лес, он предварительно обходил свое хозяйство, проверяя состояние всей домашней живности. Если обнаруживалась недостача скота по причине гибели, "зарон" откладывался, нередко даже до следующего года. Если же все было в порядке, то втроем (с двумя домочадцами или посторонними мужчинами) будущий застройщик отправлялся на "зарон". Производился он следующим образом. Из отобранных деревьев срубалось три и по ним определяли, можно ли приступать к строительству. Верным признаком того, что строительство необходимо отстрочить, считалось, то, что хотя бы у одного дерева при падении отламывалась вершина, особенно, если она при этом падала на дерево по направлению к комлю. В этом случае на следующий год производился повторный "зарон", и так до тех пор, пока он не оказывался удачным. После удачного "зарона" через два-три дня, иногда неделю и обязательно помочью, рубили остальные бревна. Было принято приурочивать рубку к фазе убывающей луны (считалось, что тогда бревна не потрескаются). 
  
Средний Урал.

Существовал ряд запретов на использование некоторых деревьев. Если на рубку леса для постройки ехали только молодые, старшие напутствовали их, советовали, какое дерево подходит для этого, какое нет (старожилы д. Мереть Сузунского района Новосибирской области). На постройки запрещалось брать скрипучие деревья, деревья с явными дефектами, дуплами. Не брали также деревья, не упавшие при рубке на землю, запутавшиеся в ветвях других деревьев. Считалось, что все это не только ухудшит постройку, но и принесет несчастье в хозяйство. Не брали, конечно же, деревья, отмеченные лесниками. В Томском Приобье для возведения дома не использовали деревья, пораженные молнией, упавшие во время бури. Не рубили лес на кладбище или на "шайтанских" островах - местах жертвоприношений коренных сибирских народов. Такое место указано возле с. Наунак Каргасокского района, выделяющееся высотой деревьев. По рассказам, его даже пожар обходил стороной. 
  
 Для получения качественного строительного материала из дерева были выработаны определенные правила хранения и обработки. После валки выбранных деревьев, их распиливали на бревна нужной длины. Особое внимание уделяли сушке бревен. После ошкуровки бревна тщательно складировали так, чтобы штабель хорошо проветривался, бревна каждого следующего ряда укладывались перпендикулярно предыдущему или подкладывали специальные поперечные жерди, чтобы обеспечить воздушный промежуток между рядами. Рачительные хозяева замазывали срезы известью или глиной, чтобы сушка и отток смолы шли не через них, а равномерно через ствол, что придавало особую прочность древесине и красивый красноватый цвет, по которому во многих регионах Приобья хороший строительный лес назывался "красным". Старожилы про такой лес говорят, что он "загорел". Для строительства дома брали лес большего диаметра, для построек подворья более тонкий. 
  
 Особые правила были для заготовки леса как строительного материала. При рубке леса на постройки для своего хозяйства считалось важным отнять дерево от корня в полнолуние: если это сделать раньше, то бревна будут отсыревать, а позже - трескаться. Также допускалась заготовка леса на старый месяц. Это мнение являлось широко известным в среде старожилов-сибиряков Новосибирского Приобья "Дерево для построения дома нужно срубить в ноябре-декабре или чуть позже, да лучше на ущербе месяца, потому что об эту пору по морозу выходят из дерева всякие смолы и лишние соки, особенно из-за стылого воздуха, который стужей своей изгоняет из дерева свойственное ему тепло до самого корня и даже в земную глубь, молодой же месяц умножает всякую влагу, а на ущербе ее убавляет".

НАЧАЛО СТРОИТЕЛЬСТВА КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ

Прямо в лесу или возле деревни ставили сруб, приготовленный вчерне - без окон и дверей который разделялся на три части для просушки. А ранней весной его перевозили в деревню и собирали. Эта работа производилась обычно "помочью" ("толокой"). "Помочь"- однодневная общественная бесплатная работа в пользу одной крестьянской семьи. На строительство собиралась вся деревня и даже округа. Об этом очень древнем обычае говорится в старинной пословице: "Кто на помочь звал, тот и сам иди". Для всей "помочи" крестьянин должен был устроить угощение.

Начало строительства отмечалось обрядом жертвоприношения курицы, барана. Он проводился во время укладки первого венца избы. Под бревна первого венца, подушку окна, матицу укладывали деньги, шерсть, зерно - символы богатства и семейного тепла, ладан - символ святости дома. Окончание строительства отмечалось богатым угощением плотников и всех участвовавших в работе.

ТРАДИЦИИ И ВИДЫ КРЕСТЬЯНСКОЙ ИЗБЫ

Тип усадьбы, внешний облик жилой части дома и хозяйственных дворовых построек, планировка внутреннего пространства, меблировка дома - все это определялось природно-климатическими условиями, общерусской и местной традицией и имело ряд отличий в разных регионах расселения русского народа.
На севере Европейской России крестьянское жилище представляло собой высокий двухъярусный дом, под двускатной крышей, с пристроенным к нему сзади тоже крытым двухъярусным двором.

Первый этаж - подызбица, или подклет (подклеть), низкий и холодный, был, как правило, нежилым. Здесь обычно хранили квашеную капусту, соленые грибы, мед и другие съестные припасы, а также имущество и различную утварь. У каждого помещения - отдельный вход. Дома на высоких подклетах строились в древние времена. В старину селения располагались по рекам и озерам, которые во время паводков выходили из берегов. Жилая часть находилась наверху - подальше от сырости и снежных сугробов.

В южнорусских районах - на территории к югу от Москвы - крестьянские усадьбы выглядели иначе. Избы были низкие, без подклета, под четырехскатными крышами. За каждой из них находился широкий, открытый сверху двор, застроенный по периметру теплыми помещениями для скота, навесами для хранения сельскохозяйственного инвентаря, телег, саней.
Большим своеобразием отличались "курени" донских и терских казаков. Это были высокие двухэтажные, квадратные в плане здания поД тесовой или железной четырехскатной крышей. Хлев, конюшня, овчарня, птичник находились на некотором расстоянии от жилого дома.
Усадьба русского крестьянина Сибири и Алтая напоминала крепость: высокая бревенчатая изба, амбар, расположенный на некотором расстоянии от избы, соединенный с ней забором и массивными воротами. Забор огораживал замкнутый глухой двор, по периметру которого строились помещения для скота, погребы, сеновалы, помещения для просушивания зерна, навесы для дров, телег, сельскохозяйственных орудий.

Интересная архитектурная особенность изб "мстинского" типа - галерея, по-местному "прикролек". Она как бы подчеркивает деление дома на два этажа. Назначение галереи - защита нижней части сруба от дождя. В прикролеке на скамье можно было посидеть в сырую погоду и в жаркий полдень, в ненастье высушить белье, сохранить сухими дрова. Галереи были распространенным элементом в древнерусском зодчестве. В деревнях Новгородской области доныне можно увидеть дома, опоясанные галереями.

УНИТАРНОЕ И МИФОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОКНА

Важным было освещение избы. Днем изба освещалась с помощью окон. В избе, состоящей из одного жилого помещения и сеней, традиционно прорубалось четыре окна: три на фасаде и одно на боковой стороне. Высота окон равнялась диаметру четырех-пяти венцов сруба. Окна вырубались плотниками уже в поставленном срубе. В проем вставлялась деревянная коробка, к которой крепилась тонкая рама — оконница.

Окна в крестьянских избах не открывались. Помещение проветривалось через печную трубу или дверь. Лишь изредка небольшая част рамы могла подниматься вверх или сдвигаться в сторону. Створчатые рамы, отворявшиеся наружу, появились в крестьянских избах лишь в самом начале XX века. Но и в 40-50 годах XX века многие избы строились с неоткрывающимися окнами. Зимних, вторых рам тоже не делали. А в холода окна просто заваливали снаружи до верху соломой, или покрывали соломенными матами. Зато большие окна избы всегда имели ставни. В старину их делали одностворчатыми.

До IX века, а во многих местах и позже, крестьяне обходились вовсе без окон. Свет тогда проникал через дверь, обращенную к югу. Только в IX-X веках появились в избах маленькие волоковые окошки, которые заволакивались (задвигались) дощечками. Служили они, в основном, дымовыми отверстиями и света почти не давали. Косящатые окна (с косяками и оконницами) появились с XIII века. Первоначально их прорубали у себя в хоромах лишь князья и бояре. В небольшие ячейки оконниц вставляли слюду, бычий пузырь, брюховицу (пленка с брюшины животного). Вставляли и оконное стекло. Но оно было толстое, зеленое и мутное до полной непрозрачности. Гораздо больше света давала слюда. А уж рассмотреть что-либо через такие окна было вовсе невозможно.

Окно, как и всякий другой проем в доме (дверь, труба) считалось очень опасным местом. Через окна в избу должен проникать лишь свет с улицы. Все остальное опасно для человека. Потому, если птица влетит в окно — к покойнику, ночной стук в окно — возвращение в дом покойника, недавно отвезенного на кладбище. Вообще, окно повсеместно воспринималось как место, где осуществляется связь с миром мертвых. В день смерти человека на подоконник ставилась чаша с чистой водой, а к косячку прикреплялось полотенце. Считалось, сто сорок дней душа умершего еще находится в доме, умываясь водой и отдыхая на полотенце. В дни поминовения всех усопших по полотенцам, вывешенным на окнах, в дом на поминальную трапезу входили “Родители” — все умершие родственники. Первый масленичный блин, посвященный умершим, клали на волоковое окошко. Гроб с телом не крещенного ребенка или колдуна выносили через окно.

УНИТАРНОЕ И МИФОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ПОЛА И ПОТОЛКА

Нижней границей жилого пространства избы был пол. На юге и западе Руси полы чаще устраивали земляные. Такой пол приподнимали на 20-30 см над уровнем земли, тщательно утрамбовывали и покрывали толстым слоем глины, перемешанной с мелко нарезанной соломой. Такие полы известны уже с IX века. Деревянные полы также древни, но встречаются на севере и востоке Руси, где климат суровее и почва более влажная.

Для половиц использовали сосну, ель, лиственницу. Половицы всегда укладывались вдоль избы, от входа к передней стене. Их стелили на толстые бревна, врубленные в нижние венцы сруба — переводины. На Севере пол часто устраивали двойным: под верхним “чистым” полом находился нижний — “черный”. Полы в деревнях не красили, сохраняя естественный цвет дерева. Лишь в XX веке появляются крашенные полы. Зато мыли пол каждую субботу и перед праздниками, застилая его потом половиками.

Пол — это граница, отделяющая людей от “нелюдей”: домовых, нечистой силы, умерших. Сами половицы связывались с идеей пути. Так мыть во сне полы — к перемене жилья, ходить во сне по половице — к свадьбе. Постель (а в летнее время часто спали прямо на полу) полагалось стелить поперек половиц, иначе человек умрет или уйдет из дому. Зато покойника укладывали вдоль половиц, ногами к выходу — ему в путь отправляться. И сваты при сватовстве старались сесть так, чтобы смотреть им вдоль половиц, — тогда сговорятся и уведут невесту из дома.

Верхней же границей избы служил потолок. Основу потолка составляла матица — толстый четырехгранный брус, на который укладывались потолочины. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк или кольцо для подвешивания колыбели. За матицу не принято было заходить незнакомым людям. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу.

Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Сверху на потолок набрасывали опилки, опавшие листья. Нельзя было только на потолок сыпать землю — такой дом ассоциировался с гробом. Появился потолок в городских домах уже в XIII-XV веках, а в деревенских — в конце XVII - начале XVIII века. Но и до середины XIX века, при топке “по черному” во многих местах предпочитали потолка не устраивать.

В крестьянских домах было, как правило, одно или два, реже три жилых помещения, соединенных сеньями. Наиболее типичным для России был дом, состоящий из теплого, отапливаемого печью помещения и сеней

В летнее время в сенях могли спать. В старину же в Архангельской, Вологодской, Нижегородской, Костромской губерниях в больших сенях крестьянской избы устраивались девичьи посиделки, зимние встречи молодежи. Это нашло свое отражение в старинной русской песне:
Ах вы сени, мои сени, сени новые мои! 
Сени новые, кленовые, решетчатые! 
Уж и знать, что мне по сенечкам не хаживати. 
Мне мила дружка за рученьку не важивати.

Их использовали для хозяйственных нужд и как своеобразный тамбур между холодом улицы и теплом избы.

В саму избу вела низкая одностворчатая дверь, вытесанная из двух-трех широких пластин твердого дерева (преимущественно дуба).

Объяснений такой планировки дома было несколько. Первое из них носило сугубо практический характер. В крестьянских семьях традиционно было много детей. Люди не были защищены от многих страшных болезней. Маленькая дверь сохраняла больше тепла в горнице, препятствовала возникновению губительных для многих ее обитателей сквозняков.

Еще одна важная функция такого низкого входа в избу состояла в том, что каждый гость, проходя через него, нагнувшись, невольным образом делал поклон, добавляя к нему традиционные пожелания: "Здравствуйте" и "Мир вашему дому". Этим человек свидетельствовал, что в дом он пришел только с добром. К поступкам непослушных людей, в старину часто добавляли эпитеты "лбом о стену", "лбом о косяк". Подобными примерами выражалась несовместимость поступков человека с отсутствием почтения и уважения к окружающим.

Над низкими дверьми - тесовые полати, на которых обычно спали дети.

Вставлялась дверь в дверную колоду, составленную из двух толстых тесанных дубовых плах (косяков), вершняка (верхнего бревна) и высокого порога.

Порог в быту осознавался не только как препятствие для проникновения в избу холодного воздуха, но и как граница между мирами. И как со всякой границей, с порогом связано множество примет. При входе в чужой дом полагалось остановиться у порога и прочесть краткую молитву — укрепиться для перехода на чужую территорию. Отправляясь в дальнюю дорогу, следовало немного молча посидеть на лавке у порога — проститься с домом.

Повсеместен запрет здороваться и прощаться, разговаривать друг с другом через порог. Для успешного первого преодоления границы дома кладут на порог ребенка, который только что родился или сразу после его крещения. В свадебном ритуале жених и поезжане (участники свадебного поезда), приехав за невестой, должны перепрыгнуть через порог ее дома, не касаясь его ногами. Невеста же, входя в дом жениха после венчания, должна немного постоять на пороге. При выносе из дома граба с покойником им три раза ударяли о порог — человек прощался с домом.

ИНТЕРЬЕР РУССКОЙ ИЗБЫ

Русская печь

Интерьер избы отличался простотой и целесообразным размещением включенных в него предметов.

Основное пространство избы занимала печь. В иных избах с русской печью создается впечатление, что сама изба строилась вокруг печи. Ее строили на отдельном фундаменте, чтобы печь не покосила избу. Печь сооружалась либо из кирпича, либо из особо прочной глины. В печи жил покровитель рода — Домовой и с печью связано обилие примет и поговорок: 
 

Не сидят к печи спиной, а то домовой обидится. 

Если человек чувствовал, что у него совесть не чиста или на душе «кошки скребут» он грел руки на печи. 

Огонь в печи должен гореть постоянно, если он потух хоть на мгновение это считалось дурным признаком. 

Приходя сватать невесту сваха первым делом становилась у печи, что на языке символов указывало на цель ее прихода. 
В большинстве изб печь располагали сразу справа у входа устьем к передней стене, к свету (окнам). Избы с печью слева от входа русские крестьянки пренебрежительно звали “непряхами”. Прясть обычно садились на “долгую” или “бабью лавку”, тянущуюся по противоположной длинной стене дома. И если бабья лавка находилась справа (при левом расположении печи), то прясть приходилось спиной к передней стене дома, то есть спиной к свету.

 Часть избы от устья печи до противоположной стены, назывался печным углом. Печь играла главную роль во внутреннем пространстве русского жилища. В русской деревне XIX - XX вв. она использовалась для отопления помещения, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции помещения. На печи спали, хранили вещи, сушили зерно, лук, чеснок. Зимой под опечком держали птицу и молодых животных. Печной угол считался исключительно женским пространством в доме: здесь женщины готовили пищу, отдыхали после работы.

Печной угол, направленный на северо-запад, осмыслялся как место темное, нечистое, там жил домовой, через печную трубу могла влететь в дом ведьма, попадал в виде огненного змея дьявол. В избе было как бы два сакральных центра, расположенных по диагонали: центр христианский и центр языческий, в равной степени важные для крестьянской семьи.
 

В печном углу женщины готовили пищу, отдыхали. Здесь во время больших праздников, когда приезжало много гостей, они ставили для себя отдельный “женский” стол. Мужчины даже своей семьи зайти в печной угол без особой надобности не могли. Появление же там постороннего мужчины расценивалось как грубое нарушение этикета. Более того, в некоторых северных деревнях появление постороннего мужика на бабьей половине избы воспринималось как оскорбление для всей деревни. Здесь располагалось все необходимое для приготовления пищи: кочерга, ухват, помело, деревянная лопата, ступа с пестом и ручная мельница. 
Кочергой женщина выгребала золу из печи. Ухватом отправляла в жар горшки с пищей. В ступе толкла зерно, очищая его от шелухи, а с помощью мельницы перемалывала в муку. Помелом хозяйка подметала днище печи, куда лопатой сажала хлебное тесто. В бабьем куту на полках находилась нехитрая крестьянская посуда: горшки, ковши, чашки, миски, ложки.

Печной угол невозможно представить без многочисленной кухонной и хозяйственной утвари, посуды для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи ее на стол. В русской деревне употреблялась в основном деревянная и гончарная утварь. Металлическая, стеклянная, фарфоровая была распространена меньше.

Красный угол

По диагонали от печи располагался красный угол, который был почетным местом в избе. Передний угол с божницей и столом считался чистой, парадной половиной избы. Мифологическое сознание народа определяло передний угол избы, указывавший на юго-восток, как место святое. Здесь молились Богу. В традиционном жилище красный угол хорошо освещен, поскольку обе составляющие его стены имели окна. Здесь на специальной полке стояли иконы, горела лампада. Любой гость, входивший в дом, сначала находил глазами красный угол, снимал шапку, трижды крестился, низко кланялся образам, а уж потом здоровался с хозяевами.

В красный угол усаживали самых дорогих гостей, а во время свадьбы - новобрачных. В обычные дни здесь, за обеденным столом, сидел глава семьи

В красном углу происходили все значимые семейные события. Здесь выкупали невесту, отсюда ее увозили на венчание в церковь, в доме жениха ее сразу вели тоже в красный угол. Во время уборки урожая первый и последний сноп торжественно устанавливали в красном углу. Человек, пришедший в гости, мог пройти в красный угол только по особому приглашению. Во время строительства избы, если под углы первого венца клали монеты на счастье, то под красный угол клали самую крупную. Этот угол избы всегда старались особо украсить и держать в чистоте. Когда в середине XIX века в крестьянском быту стали появляться обои, то часто ими оклеивали лишь один красный угол

Предназначение лавок

Особое место в доме занимала долгая лавка. Она шла вдоль боковой стены дома от красного угла, и подобно печному углу, традиционно считалась женским местом, где женщины и девушки занимались прядением, вязанием, вышиванием, шитьем. Прядением обычно занимались осенью и зимой, когда заканчивались сельскохозяйственные работы. Из всей крестьянской утвари прялки - самые "одушевленные". Украшенные резьбой и росписью прялки дарили к свадебным торжествам, передавали по наследству.

Поэтому эту лавку называли еще бабьей.

Лавка считалась неотъемлемой частью дома, традиционно под ней хранили вещи. Их устраивали вдоль стен всего помещения. Одной стороной они плотно примыкали к стене, а с другой поддерживались или подставками, выпиленными из толстой доски, или фигурными ножками "стамишками»

Вдоль передней стены, от красного угла к печному, устраивали лавку короткую (она же красная, передняя). На ней во время семейной трапезы сидели мужчины. От передней стены к печи шла лавка судная. Поскольку ее использовали в качестве кухонного стола, то и делали выше остальных. Зимой же под этой лавкой, забранной решетками, устраивали насест для кур. И наконец, вдоль длинной стороны печи, до двери шла лавка кутная. На нее ставили ведра с водой, горшки, чугунки, укладывали выпеченные хлеба.

Лавка в крестьянском доме — это особое место, на которое позволено сесть не каждому. Чужой, входя в избу, должен был стать у порога, пока хозяева не пригласят войти и сесть.

 Большое значение придавалось тому, куда хозяин посадит гостя: желанного гостя всегда садили на лавку, а незваного — на скамью.

Значение стола

Но вернемся в красный угол. Здесь кроме божницы у сходящихся лавок (долгой и короткой) всегда ставили стол. Стол всегда стоял в углу, по диагонали от печи. В XI-XIII веках стол делали глинобитным и неподвижным. Тогда-то и определилось его постоянное место в доме. Подвижные деревянные столы появляются лишь к XVII-XVIII векам. Стол делали прямоугольным по форме и располагали всегда вдоль половиц в красном углу. Любое выдвижение его оттуда могло быть связано лишь с обрядовой или кризисной ситуацией. Особую роль играл стол в свадебных обрядах. Каждый этап сватовства и подготовки к свадьбе обязательно завершался застольем. А перед отправлением к венцу в доме невесты происходил ритуальный обход женихом и невестой стола и благословение их.

Вообще, стол осмыслялся как аналог храмовому престолу. Плоскую столешницу почитали “Божьей ладонью”, дающей хлеб. Потому стучать по столу, за которым едят, считалось грехом. В народе говорили: “Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска - так и стол доска”.

В обычное время между застольями на столе могли находиться лишь хлеб, завернутый в скатерть, и солонка с солью. Тесно связан стол и с поминальной обрядностью. Если вдруг стол начинал шататься, то, считалось, должен умереть хозяин дома. На стол во время поминок ставили отдельный прибор для покойника. Если же покойник “заложный” (умерший не своей смертью), то кушанья для него ставили под стол.

Каждый член семьи знал свое место и за столом. Хозяин дома во время семейной трапезы сидел под образами. Его старший сын располагался по правую руку от отца, второй сын - по левую. Детей, не достигших брачного возраста, сажали на лавку, идущую от переднего угла по фасаду. Женщины ели, сидя на приставных скамейках или табуретках.
Нарушать раз заведенный порядок в доме не полагалось без крайней необходимости. Принятию пищи всегда предшествовала молитва. Затем старейшина семьи стучал ложкой по миске, тем самым давая разрешение приступить к трапезе. Правом отведать еду первыми обладали старейшие члены семьи, в последнюю очередь - дети.

Таким образом, стол, располагавшийся в почетном красном углу, был местом единения семьи, ежедневного удостоверения единства. Не случайно человек, которого приглашали отобедать за хозяйским столом, воспринимался как “свой”.

Мебель (сундуки)

В старину в каждой крестьянской семье были коробейки-лубяные сундучки с закругленными углами. В них хранили семейные/ценности, одежду, приданое. ("Дочку в колыбельку, приданое в коробейку").

Сундуки — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь. Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки). Крышка была прямой или немного выпуклой. Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя). Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями. В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.
Для сна использовали лавки, скамейки, сундуки с плоской крышкой, встроенные и передвижные кровати. Встроенная кровать размещалась в углу, наглухо крепилась к стенам с двух сторон и имела одну спинку. Для грудных детей предназначались подвесные люльки, зыбки или колыбели, которые украшали резьбой, токарными деталями, росписью, фигурными вырезами в досках.

Мебель русского крестьянского жилища характеризуется неподвижностью, так как она решена как органичный элемент интерьера избы с учетом бытовых условий. В интерьере избы главенствует горизонтальный ритм мебели, который выявляется в горизонтали сидений лавок и скамеек, в плоскости полок и полатей и т. д. Объединяет интерьер и его оборудование единый материал, приемы столярной обработки, характер декора

Посуда

Крестьянский дом трудно было представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями, если не столетиями, и буквально заполнявшей его пространство. В русской деревне утварью называлось «все движимое в доме, жилище»

В русской деревне употреблялась в основном деревянная гончарная утварь. Металлическая, стеклянная, фарфоровая была распространена меньше. Деревянная утварь преобладала в лесной полосе России, гончарная - в ее степных и лесостепных районах.
Деревянная утварь по технике изготовления могла быть долбленой, бондарной, столярной, токарной. В большом употреблении была также утварь, изготовленная из бересты, плетенная из прутьев, соломы, корней сосны. Некоторые из необходимых в хозяйстве деревянных предметов изготавливались силами мужской половины семьи. Большая же часть предметов приобреталась на ярмарках, торжках, особенно это касалось бондарной и токарной утвари, изготовление которой требовало специальных знаний и инструментов. На ярмарки губернского или уездного масштаба деревянную утварь привозили из крупных ремесленных центров России

Вещи, изготовленные ремесленниками, отличались добротностью, прочностью, тщательностью отделки, то есть теми чертами, которые особенно ценились крестьянами, покупавшими их не только в расчете на сегодняшний день, но и на долгое использование в будущем.
Гончарная посуда применялась в основном для приготовления пищи в духовой печи и подачи ее на стол, иногда для засолки, квашения овощей. Ее изготавливали в мелких кустарных мастерских, возникавших в местах выхода на поверхность гончарных глин. Гончары продавали свои изделия на местных ярмарках или развозили по деревням на возах и по воде на лодках, обменивая на зерно, муку, крупу.
Металлическая утварь традиционного типа была распространена преимущественно на Русском Севере. Это была, главным образом, медная, оловянная, серебряная столовая посуда, изготовленная в XVII-XVIII веках, передаваемая по наследству как величайшая ценность или сделанная по старым образцам мастерами XIX века. Наличие ее в доме было ярким свидетельством зажиточности семьи, ее бережливости, уважения к семейным традициям. Такую утварь продавали только в самые критические моменты жизни семьи

Наполнявшая дом утварь изготавливалась, приобреталась, хранилась русскими крестьянами, естественно, исходя из чисто практического ее использования. Однако в отдельные, с точки зрения крестьянина важные моменты жизни почти каждый из ее предметов превращался из вещи утилитарной в символическую. Сундук для приданого в один из моментов свадебного обряда из емкости для хранения одежды превращался в символ зажиточности семьи, трудолюбия невесты. Две ложки на свадебном столе, перевязанные лентой, обозначали единение и согласие жениха и невесты. Ложка, повернутая выемкой черпака вверх, означала, что она будет использована на поминальной трапезе. Лишняя ложка, оказавшаяся на столе, предвещала приход гостей и т. п. Одни предметы утвари обладали очень высоким семиотическим статусом, другие более низким.
Таким образом, русская изба, с ее особым, хорошо организованным пространством, неподвижным нарядом, подвижной мебелью, убранством и утварью, была единым целым, составлявшим целый мир для крестьянина.

ИТОГ

На первый взгляд изба - самая обыкновенная постройка. Крестьянин, строя свое жилище, старался сделать его прочным, теплым, удобным для жизни. Однако в устройстве избы нельзя не увидеть свойственную русскому народу потребность в красоте. Поэтому избы - это не только памятники быта, но произведения архитектуры, искусства.

Крестьянский дом - особое явление народной культуры. Дом, будучи материальным объектом, служит защитой человеку от сил природы и олицетворяет вещный мир его, вместе с тем является объектом для изучения духовной жизни русского крестьянина, поскольку с понятием "дом" соотносятся все важнейшие категории картины мира у человека.

Дополнительная информация

Прочитано 6275 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Premium Joomla Templates