Воскресенье, 11 Август 2013 09:29

Сергей Пархоменко. По поводу квартиры Собянина

Да, конечно, я, как и вы, прочел вот это самое расследование, которое организовал Алексей Навальный. Что я по этому поводу должен сказать? Ну, конечно, это повод к тому, чтобы вчитаться в разного рода правовые документы и задуматься над тем, как устроена сегодня вот в таком в бытовом смысле, в какой-то мере, в человеческом смысле, а дальше в более серьезных смыслах.

Например, в смысле экономическом. Например, в смысле налоговом. Например, в смысле административном. Как устроена российская власть? Мы получили, вы это знаете, мы с вами граждане Российской Федерации, жители Москвы, в частности, получили совершенно поразительный комментарий по этому поводу.

Когда был задан вопрос о том, откуда у Сергея Собянина трехсот с лишним метровая квартира общей стоимостью примерно 5 миллионов долларов, которая каким-то поразительным образом зарегистрирована была в 2010-м году на его дочь, которой в то время было 13 лет. Никаких таких доходов ни у Сергея Собянина, ни у его жены, ни у его детей, разумеется, нету. Когда был задан этот вопрос, и когда от Собянина потребовали ответа, ответ последовал. Он последовал с двух концов.

Во-первых, он последовал от пресс-секретаря московской мэрии Гульнары Пеньковой.

Во-вторых, он последовал от пресс-секретаря Управления делами президента господина Хрекова.

Смысл их ответов заключался в следующем. Первое: он получил эту квартиру законно, как-то они прекрасно, я даже выписал себе эту чудесную цитату, «он получил эту квартиру законно, таков обычный порядок». А вторая история заключалась в том, что он эту квартиру получил, когда приехал на работу в Москву на должность главы администрации президента, после чего – это цитата – приватизировал ее по цене БТИ. Это поразительные совершенно слова. Вот если все вот это собрать в кучку и выписать в столбик, то, конечно, это поразительная совершенно фигня. 

Ну, начнем с первого. Начнем с «обычного порядка». Вы знаете, это хорошее, конечно, объяснение, но только хотелось бы напомнить, что, например, выборы в Москве сейчас происходят ровно с той целью, чтобы «обычные порядки» кончились. Самые разные обычные порядки, которые являются здесь уже обычными на протяжении многих лет. Вот обычно воровали, обычно обманывали, обычно брали взятки, обычно влезали в чужой бизнес. Это все тут очень обычно в Москве. Да оно и в России обычно, но в Москве особенно, как-то еще с лужковских времен оно обычно. А вот во времена собянинские эти обычаи расцвели особенно дополнительным пышным цветом. 

Ну, например, есть знаменитая история про то, что московский бизнес, особенно малый и средний бизнес, находятся в совершенно чудовищных условиях в связи с тем, каков режим оборота разного рода служебных и таких промышленных, коммерческих помещений в Москве.

Для целого ряда видов деятельности, - ну, например, для того, чтобы открыть кафе или ресторан, где место расположения является абсолютно ключевым, где все зависит, как это много раз было сказано, вот есть, собственно, только три фактора успеха ресторана: location, location, location. То есть: расположение, расположение и еще раз расположение. Где ресторан находится, так он себя и чувствует. Чаще всего, в огромном большинстве случаев.

Так вот, подходящее помещение для ресторана в Москве невозможно купить, невозможно арендовать. Его вообще невозможно получить на рынке, его можно только раздобыть. Или еще какие-нибудь другие употребляются здесь глаголы. Ну, например, его можно достать. Его можно получить. О нем можно договориться. Ну, или еще что-нибудь вроде этого. Почему?

Потому что путь туда пролегает не через кассу. Он пролегает не через то самое единое окно, где оформляются те или иные коммерческие сделки. Он пролегает через кабинет чиновника, через договоренности, коррупцию, участие этих чиновников в бизнесе, и так далее. Это было заведено при Лужкове, сегодня эта ситуация в совершенно катастрофическом состоянии в Москве.

Ну, и много чего еще в Москве есть всякого, вот такого обычного. Есть обычные в Москве пробки, обычное в Москве воровство при дорожном строительстве, обычная система передачи разного рода крупных подрядов. Ну, у всех на слуху, например, история с Ленинским проспектом, который передан структурам, близким к друзьям президента, господину Ротенбергу и другим. Вот это тоже обычный порядок в Москве. И много других обычных порядков. 

Вот один эксцесс обычного порядка произошел, например, сегодня ночью. Есть человек такой, говорят, что это человек, чрезвычайно близкий к Собянину, этот человек был министром природопользования российского, он является владельцем большого количества помещений в Москве. Из одного такого помещения сегодня ночью в центре города, недалеко от Павелецкого вокзала, большая группа людей такой приятной южной внешности и с такими симпатичными гортанными, так сказать, интонациями в голосах, сегодня ночью выкинула на улицу довольно известное московское кафе, оно называется «Хачапури» и принадлежит группе очень эффективных и очень разумных, очень симпатичных, очень дельных, очень талантливых московских рестораторов.

Там есть, например, такая Екатерина Дроздова, которую я знаю очень хорошо, она как-то, так сказать, прошла славный рестораторский путь в Москве. Вот она сегодня написала о том, что их просто выкинули на улицу. Потому что они не хотели посреди контракта, посреди срока аренды, который у них был, и на который у них был договор, не хотели посреди этого срока соглашаться на пересмотр его условий.

Знаете, это в Москве теперь часто бывает. Вот есть арендодатель, арендодатель заключает договор на какой-то срок, не знаю, чаще всего в Москве это делается, кстати, на 11 месяцев, чтобы не регистрировать этот договор. Знаете, есть такая шутка. Потому что годовой договор, 12-месячный, уже надо регистрировать, и уже наступают какие-то последствия для арендодателя.

Так вот, заключается такой договор, а посередине этого договора арендодатель говорит: «Знаете, что? Я передумал. А давайте-ка платите мне в два раза больше. Ну, или хотя бы в полтора». Или, там, «платите мне дополнительно вот за это». Или: «кусок этого помещения я у вас заберу, он мне нужен самому». Или еще что-нибудь вроде этого. 

Вот это все – обычный порядок Собянина. Так что, пожалуйста, про «обычный порядок» больше ни слова. И в истории с тем, что «вот у нас тут обычно передают таким способом квартиры государственным служащим» перестаньте навсегда разговаривать. 

Есть, конечно, значительное количество людей, вот у меня есть мой давний коллега и друг Михаил Фишман, он человек с очень хорошей памятью, он хорошо помнит, что происходило в Москве, и вот он немедленно вспомнил, что, да, есть вот такой порядок, что приглашают в Москву всяких больших начальников, выдают им квартиры, потом эти квартиры оказываются у них. Этим вот решением таких вопросов традиционно в Москве занимался Ресин. Это вот всегда была его епархия, и он как-то, ну, известно было, что надо идти к нему, и всякое такое… Ну, такой «обычный порядок». 

Я не хочу ничего слушать про «обычный порядок». Я хочу знать, как оно по закону. А по закону оно следующим образом. Вот, первое, значит, есть такой документ, симпатичный очень документ, он называется Закон Российской Федерации о приватизации жилищного фонда в Российской Федерации. Статья 4 этого закона звучит следующим образом: «Не подлежат приватизации жилые помещения, находящиеся в аварийном состоянии, в общежитиях, в домах закрытых военных городков, а также служебные жилые помещения».

Еще раз: служебные жилые помещения в общем случае по букве закона не подлежат приватизации. Поэтому история про то, что чиновник Собянин приехал в Москву, ему выдали служебную квартиру, а потом, в общем, так получилось, что она стала его, потому что ему ее приватизировали, - вообще, это тоже хорошая очень форма, с точки зрения русского языка, - не он ее приватизировал, то есть, он взял ее, так сказать, себе, а ему ее приватизировали. Это очень забавное такое выражение. 

Так вот, не проходит. Не проходит по букве закона. Дальше, как вот если, например, заговорить об этом в письменном виде в каком-нибудь блоге, вот может сами попробовать, вы увидите, что придет огромное количество разных ушлых граждан, которые навалят вам колоссальное количество ссылок на всякие тонкие рекомендации, на всякие хитрости и всякое жухальство, что вот есть такой способ, есть сякой способ, можно вывести это из одного фонда, перевести в другой фонд, объявить эту служебную площадь неслужебной, передать ее в управление, на право хозяйственного использования, еще что-нибудь, потом еще вот такую бумажечку, еще такой документ, еще туда, еще сюда, вот такая есть схемка, сякая есть схемка, и все получится отлично. И обычно вот такие люди предлагают погрузиться в изучение всех этих бесконечных схемок и убедиться, что, да, есть такая кривая коза, на которой это все можно объехать. 

Хотелось бы в этой ситуации, знаете, как вот в картинной галерее: видишь, висит какая-то картина, подходишь вплотную – ничего совершенно не можешь разглядеть. Хочется отойти на два шага и так окинуть ее общим взглядом. Окинул я общим взглядом, эту картину. А общая картина выходит следующая.

Вообще-то, есть такой ключевой документ, по которому мы все живем, называется – помимо Конституции, конечно – называется Гражданский кодекс Российской Федерации. Он регулирует взаимоотношения между самыми различными субъектами, которые вступают друг с другом в самые разные, выгодные или невыгодные, всякие, в общем, отношения. И вот этот самый Гражданский кодекс, он регулирует, например, вообще в принципе различные возможности, по которым некий человек может стать собственником чего-нибудь.

Вот есть такая специальная глава в Гражданском кодексе Российской Федерации, это глава 14. Она называется «Приобретение права собственности». Выясняется, что, собственно, не так много есть возможностей у человека сделаться собственником чего-нибудь. Ну, прежде всего, это всякие сделки. Сделок тоже не очень много. Вот бывает такая сделка, называется купля-продажа. Я тебе – вещь нужную, а ты мне – деньги. Вот и приобретается право собственности в результате того, что один человек у другого купил. Бывает дарение, такая вот тоже, фактически это тоже такой вот договор, тоже такая сделка. Дарение бывает. Бывает еще такой редкий приятный симпатичный способ, называется мена. Когда ты мне одну полезную вещь, а я тебе другую полезную вещь. Еще бывает, можно какую-нибудь вещь унаследовать. Еще бывают всякие поразительные экзотические способы. Можно, например, что-нибудь найти. Вот есть какая-то бесхозная вещь, и вот в результате этой находки ты становишься, она переходит к тебе в собственность. Ну, или, там, в лотерею выиграл. И на этом, в общем, список этих возможностей кончается. Вот на этом я сделаю небольшую паузу, чтобы вы задумались над этим и в таком заинтригованном состоянии дождались, пока пройдут новости и начнется вторая половина программы «Суть событий» со мною, Сергеем Пархоменко. 

НОВОСТИ 

С. ПАРХОМЕНКО: 21 час 35 минут, это программа «Суть событий», вторая ее половина. Я Сергей Пархоменко. Номер для смс-сообщений: +7-985-970-45-45, +7-985-970-45-45. Сайт www.echo.msk.ru, заходите. Можно смотреть трансляцию из студии прямого эфира, можно следить за кардиограммой прямого эфира и даже участвовать в ее построении, нажимая на кнопку «за» и «против» раз в минуту. Можно посылать прямо оттуда сообщения ко мне сюда на экран. В общем, масса всяких замечательных возможностей. Наконец, можно радио слушать. 

Мы говорили с вами перед перерывом об этой чудесной истории с трехсотметровой квартирой Сергея Собянина, которую он никаким способом не мог купить, это совершенно очевидно, у него нет доходов за последние годы для этого. Ни у него, ни у членов его семьи. А он ее, вот как говорят и в пресс-службе управления делами, и в пресс-службе московской мэрии: получил в соответствии с законом. Вот в соответствии с заведенным порядком, как-то обычным порядком, он ее получил, а некоторые еще говорят, что он ее приватизировал по стоимости БТИ. 

Что сие означает с точки зрения Гражданского кодекса? – задались мы с вами вопросом. Ответ: ничего это не означает. Никакого «получил» Гражданский кодекс не предусматривает. Бывает не так много – говорил я перед перерывом – возможностей приобрести собственность. Можно купить, можно получить в подарок, можно обменяться, можно унаследовать, можно выиграть в лотерею, дальше всякие экзотические способы. Да, можно выиграть в лотерею, можно найти клад, можно обнаружить какую-то находку – это все тоже как-то разного рода виды сделок.

Можно приватизировать. Приватизационная сделка – это тоже сделка. Это тоже такой договор, который заключают всегда две стороны: та, которая отдает, и та, которая получает. Более того, вот в широком смысле слова, есть, например, такой закон российский, сейчас я его найду, вот он: закон, федеральный закон о приватизации государственного и муниципального имущества. То есть, такой широкий закон о приватизации.

Он сообщает одну очень интересную вещь: под приватизацией государственного и муниципального имущества – это статья первая этого закона – под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается возмездное отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации, далее – федеральное имущество. Ну, и так далее, и так далее. Ключевое слово «возмездное». Это значит, что приватизация – это всегда за какие-нибудь деньги. Это тоже сделка, но это такая покупка, грубо говоря, такой частный случай.

Надо сказать, что с муниципальным и государственным жильем возникают некоторые дополнительные проблемы. Есть отдельный закон, это закон о приватизации жилищного фонда Российской Федерации, вот тот самый, из которого я зачитывал уже цитату. Закон, который в принципе запрещает приватизацию служебного жилья, в нем вот эта же самая статья первая звучит немножко по-другому. Надо сказать, прямо противоположным способом.

«Приватизация жилых помещений – бесплатная передача в собственность граждан Российской Федерации на добровольной основе занимаемых ими жилых помещений в государственном и муниципальном жилищном фонде». Ну, и так далее, и так далее.

Статья 11 этого же закона утверждает одну очень важную вещь: с каждым гражданином Российской Федерации это чудо – вот это самое исключение из правил, регулируемое законом о приватизации жилищного фонда – случается один раз в жизни. Каждый из нас может приватизировать одну – в скобках прописью – одну квартиру, в которой он живет. Запомним на некоторое время это важное обстоятельство и пойдем дальше. 

Так вот, возникает некоторый вопрос: а что в точности означает то, что вымолвили сахарные уста Гульнары Пеньковой? Что означает «приватизировал по стоимости БТИ»?

Это значит, во-первых, что речь не идет о бесплатной приватизации, правда? Они это признали. Ну, по всей видимости, это так и есть, потому что, вот, если посмотреть на декларацию, которую опубликовал сейчас кандидат в мэры города Москвы Сергей Семенович Собянин, ему принадлежит, в совместной собственности кандидата и его супруги имеется квартира в Тюменской области и гараж в Ханты-Мансийском административном округе. Вот есть у меня сильное подозрение, что его квартира в Тюменской области площадью 118 квадратный метров – это, собственно, та квартира, которую он когда-то приватизировал. Это вот он один раз вместе с женою употребил свое право на приватизацию там, где он жил много лет, нет в это совершенно ничего удивительного, в Тюмени, где он провел большую часть своей жизни, но и вот теперь, собственно, в этой квартире живет его жена по-прежнему. Почему она живет там, а почему она не живет в Москве – ну, об этом мы когда-нибудь с вами поговорим отдельно. Это другая важная интересная тема, особенно если иметь в виду, что этот человек хочет и дальше руководить городом Москвой, там, заведовать московской моралью и всякое такое прочее интересное. Но об этом как-нибудь в другой раз. 

Так вот, приватизация. Значит, речь не идет о бесплатной приватизации. Речь идет о приватизации за деньги. То есть, о сделке, об одной из сделок, которые регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации. 

А что такое «цена БТИ»? Ну, многие из нас с вами сталкивались с этой прекрасной организацией, и они понимают, что это такой осколок советских правил и советских времен. Эта организация живет в каком-то своем удивительном таком мире, не имеющем никакого касательства к окружающей нас действительности, и цена БТИ обычно во многие десятки, а иногда сотни раз ниже реальной рыночной цены, что, в общем, в данном случае неудивительно, потому что мы с вами хорошо понимаем, и мы снова здесь возвращаемся к истории Собянина, что, ну, у него не было возможности купить квартиру по рыночной цене. Ну, во всяком случае, для этого ему пришлось бы украсть какие-нибудь деньги, или взять большую взятку, или совершить еще какое-нибудь противоправное действие.

Мы пока не можем утверждать, что он сделал что-то подобное. Мы продолжаем рассчитывать на то, что все деньги, которые у него есть в кармане, это деньги, которые он честно заработал. Этих денег на нормальную стоимость ему не хватает, поэтому он купил свою квартиру по цене БТИ.

Вот здесь я возвращаюсь к тексту Алексея Навального, который, в общем, это все, что я вам тут так длинно рассказываю, описывает в одной короткой фразе. Он пишет: судя по сообщениям СМИ, этот элитный дом, в котором, собственно, находится квартира дочери Собянина, - не Собянина, а дочери Собянина, - этот элитный дом принадлежал ранее Управлению делами президента Российской Федерации. О'кей – пишет Алексей Навальный – возможно, госслужащий Собянин, приехавший в Москву из Тюмени, был наделен служебным жильем, которое потом хитрым образом приватизировал.

Тут у меня есть вопрос даже не к Собянину, а к Алексею Навальному: а чо о'кей-то? А чо это, собственно… а по-моему, не о'кей. А мне кажется, что мы не должны так как-то легкомысленно и, я бы сказал, как-то широко относиться к этим делам. А почему, собственно, я должен разговаривать с ними на этом языке? Почему: о'кей, он там как-то хитрым способом приватизировал? Нет у него никакого хитрого способа приватизировать. По закону жилье это приватизации не подлежит.

Вот всякие дотошные люди выкопали постановление Правительства Москвы 93-го года, в котором было написано: «Организовать передачу служебных жилых помещений в собственность граждан, проживающих на служебной площади не менее 10-ти лет и отработавших на предприятии, которому принадлежит занимаемая ими служебная площадь, не менее 10-ти лет». Подпись: Лужков.

Ну, вот, даже если вот это вот взять в руки, все равно ничего не получается. Он не отработал 10 лет. Нету у него на это никакой возможности.

Другие люди нашли ельцинский указ, точнее, нет, распоряжение Президента Российской Федерации от 26 мая 98 года. Там написано: «В целях обеспечения условий для привлечения на работу на высших должностях федеральной государственной службы Российской Федерации иногородних специалистов, – это ровно случай Собянина, правда? иногородний специалист на высших должностях федеральной государственной службы, – первое: правительством Российской Федерации совместно с правительством Москвы в месячный срок разработать порядок обеспечения жильем иногородних специалистов, предусматривающий возможности финансирования, в том числе на долевой основе, федеральными органами государственной власти жилищного строительства с последующей передачей жилых помещений в наем или в собственность иногородним специалистам».

Что это означает? Это означает, что на правах софинансирования государство, или, там, московская муниципальная власть и люди, которые собираются там жить, строят дом, в просторечии кооператив, потому что на деньги одного человека или, там, скажем, даже нескольких жильцов, большой дом в Москве не построишь. Значит, они этот дом софинансируют, там образуется жилье, это жилье передается. Разными способами. Оно может передаваться в наем, то есть, его сдают людям, которые там живут, за месячную плату, таким образом, оно остается служебным. Либо его передают в собственность, то есть, продают за деньги этим самым людям, ну, наверное, учитывая тот вклад, который они внесли в строительство этого дома. Но речь идет о том, что им не дают это жилье, а им продают это жилье. Ну, или еще, тогда вот в 98-м году был предусмотрен такой способ: выделение иногородним специалистам денежных средств на приобретение жилых помещений. Ну, это не случай Собянина, да? потому что иначе он обязан был бы это задекларировать. У нас есть его декларации с бог знает какого года, и мы видим, что никакого выделения в него не поступало во стороны государства. Так что, ничего такого не происходило. Не получается вот этот «о'кей», про который говорит Навальный. Ничего такого, хотя бы как-то более или менее похожего на закон, здесь нет. 

А что есть? А есть покупка за три копейки дорогой квартиры. Вот это самое по цене БТИ. Знаете, это вещь совершенно не экзотическая. Это вещь совершенно тривиальная. И есть такой специальный документ у нас с вами, очень симпатичный, который… у него есть одна проблема: он чудовищно несусветного размера, ни один нормальный человек не способен его освоить. Только профессионалы могут его осваивать, бухгалтеры называются. А документ называется Налоговый кодекс Российской Федерации.

В Налоговом кодексе Российской Федерации имеется статья 212. И эта статья 212 называется следующим образом: особенности определения налоговой базы при получении доходов в виде материальной выгоды. О чем эта статья в переводе на русский язык?

О том, что если какой-нибудь человек получает что-нибудь в подарок, или получает как-нибудь очень дешево, то с точки зрения Налогового кодекса он как будто бы зарабатывает. У него возникает доход, доход в размере разницы между тем, что эта вещь стоит на самом деле и тем, почем эту вещь ему продали за три копейки.

Чаще всего это происходит между так называемыми взаимозависимыми лицами. Они самые разные бывают, эти лица. Это могут быть дети и родители, это могут быть мужья и жены, это могут быть начальники и подчиненные, это могут быть наниматели и нанимаемые. Они по-разному могут быть зависимы.

Много в жизни возникает ситуаций, когда один другому, один, так сказать, не чужой человек, другом не чужому человеку передает в собственность какую-нибудь вещь. Передает ее за деньги. Ну, потому, что так удобнее оформить. Потому что, ну, нужно сделку заключить, нужно какой-то документ. Проще всего сделать это в виде продажи. Но ему не хочется брать настоящие деньги. По разным поводам. Иногда потому, что это мама – сыну. А иногда потому, что это начальник – подчиненному. А иногда потому, что это брат – сестре. А иногда потому, что это наниматель своему работнику, или еще как-нибудь. Не берут настоящие деньги.

Налоговый кодекс говорит: да, ничего страшного, да, пожалуйста, ради бога! Только налоги заплатите. Заплатите налоги с получившейся у вас выгоды. Заметим, кстати, что просто в подарок – тут возникают дополнительные сложности.

Ну, например, в законе об основах государственной службы сказано, что государственный служащий не вправе – вот вообще, совсем – не вправе получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки). Не вправе.

Любой бухгалтер знает, что если вы хотите какому-нибудь человеку сделать какое-нибудь хорошее дело, ну, например, выходящему на пенсию работнику подарить радиоприемник. Или, например, вашей сотруднице, у которой день рождения, подарить какое-нибудь колечко. Или вашему сотруднику, у которого день рождения, подарить галстук, или запонки, или электробритву, или красивый портфель, или еще что-нибудь. Все, кроме, знаете, чего? Кроме цветов. Вот цветы являются исключением.

А за исключением цветов, человек, который получил на день рождения от своей фирмы в подарок портфель из крокодиловой кожи, должен внести этот портфель из крокодиловой кожи, точнее, его стоимость, в перечень своих доходов и заплатить с него налог. Так по российскому Налоговому кодексу.

Либо этот налог должен заплатить не он, а путем очень сложных всяких… всякого документального оформления этот налог заплатит за него тот, кто подарил. Это сделать возможно. И делается это ровно для того, чтобы исключить вот такие скрытые формы выплаты зарплаты, когда человек говорит: а я не плачу никаких зарплат, я ему дарю деньги, или, там, дарю еду, или дарю пиво, или автомобили. Дарю ему просто по праздникам. И вот, собственно, таким способом его оплачиваю. 

Так вот, государственному служащему, запомним, нельзя получать подарков. Вот за ноль рублей ничего нельзя получить. Запрещено. Прямо запрещено законом. Можно получать что-то. Пожалуйста, как любому другому гражданину. Получать по дешевке. Тогда надо заплатить с этого налог. Налог с разницы между этой ценой и реальной ценой.

Так вот, статья 212 гласит: доходом налогоплательщика, полученного в виде материальной выгоды, является, в частности – вот один из пунктов: материальная выгода, полученная от приобретения товаров, работ, услуг в соответствии с гражданским правовым договором, - ну, например, договором купли-продажи, - у физических лиц, организаций, или индивидуальных предпринимателей, являющихся взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику.

Это случай Собянина. Собянин взаимозависим с Администрацией президента Российской Федерации, которая ему по цене БТИ продала, в соответствии с гражданско-правовым договором, заключила с ним сделку о передаче ему этой квартиры. Что из этого получается? Та же самая статья 212 пункт 3: при получении налогоплательщиком дохода в виде материальной выгоды, - указанной вот в этом самом, что я вам сейчас прочел пункте 2, - налоговая база определяется как превышение цены идентичных однородных товаров, работ, услуг, реализуемых лицами, являющимися взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику, в обычных условиях.

То есть, переводя на русский язык, это разница между ценой, которая принята на рынке в обычных условиях лицам, не являющимся взаимозависимыми, и той ценой, по которой получил этот взаимозависимый человек. Ему продали какую-то дорогую вещь по дешевке, он на этом заработал. Можно себе легко представить, вот вычесть из пяти миллионов долларов, стоимости этой квартиры, вычесть ту цену БТИ, которую заплатил Собянин.

У меня есть вопрос к Собянину. Вопрос, которого нету, почему-то, у Навального. Может быть, он это на следующее свое расследование оставил. А я себе позволю задать этот вопрос сейчас: а налоги заплачены? А можно это видеть? Дело было в 2010 году. Прошло два срока налогового платежа: в 11-м, 12-м… нет, что я говорю? Три! В 11-м, в 12-м и в 13-м году. А налоги заплачены? Это в особо крупных размерах. 

И есть еще одно важное обстоятельство. Вот когда я рассказываю вам историю про то, что один человек что-то такое продал другому человеку по цене, которая заведомо не соответствует рыночным ценам, этот другой человек купил это по цене, которая не соответствует рыночным ценам и нанес этим ущерб тому, первому владельцу этой вещи. Он должен был налоги заплатить с полученной прибыли, а кроме того, он еще и нанес ущерб тому, первому. Вам это ничего не напоминает?

Вы не слышали недавно разговора на эту тему? Я вам напомню. Это обвинение, по которому Навальный получил 5 лет только что. Вот ровно за это. За то, что он дрова в Кировской области продал не по той цене – говорит нам прокуратура – по которым их нужно было продавать в соответствии с рыночными обстоятельствами, а по другой цене, о которой он договорился с какими-то людьми, с которыми он был взаимозависим. 

Послушайте, вот Навальному за непонятно, сколько, там, следствие само с собой не договорилось, и прокуратура не договорилась с этим следствием, то ли 17 миллионов рублей, то ли 16 миллионов рублей, то ли полтора миллиона рублей, а на самом деле абсолютно ничего.

Ну, вот по их выдумке Навальному за это положено было 5 лет тюрьмы. Он, я напомню, осужден на эти 5 лет. Он еще не сидит, потому что приговор не вступил в законную силу, и еще есть возможность его оспаривать, подавать разные апелляции, кассации и все такое прочее.

Но этот приговор никуда не делся. Этот приговор вступит в силу по истечении, там, определенного времени после его начала. Это более или менее как раз выпадает на 7, 8, 9, 10 сентября, ровно вот на тогда, когда надо, это выпадает. Но приговор этот никуда не делся, Навальный осужден на 5 лет вместе в Офицеровым. И Офицеров осужден.

Они оба должны сидеть за то, в чем две пресс-службы, пресс-служба Управления делами президента Российской Федерации и пресс-служба московской мэрии признались относительно исполняющего обязанности московского мэра Сергея Семеновича Собянина. Вот они это сказали битым словом. Мне интересно, а его будут судить за это? А свои 5 лет он получит? Или он получит больше, потому что сумма несравнимая. Потому что речь идет не о полутора миллионах рублей, а о пяти миллионах долларов. Где это? Он же не платил никаких налогов. Это же совершенно очевидно. А если платил, пусть покажет. И пусть покажет не нарисованную сейчас фальсифицированную бумажку, а бумажку 11-го года, до апреля. До 1 апреля 11-го года… вру, 30 апреля 11-го года, когда он должен был это заплатить. Было или не было? 

Вот такая вот история. История про квартиру Собянина, которая, на мой взгляд, пошире будет, подлиннее будет и посерьезнее будет, чем даже то, что написано в расследовании Алексея Навального. И я очень надеюсь, что расследование это будет продолжаться, и вести его будет не один Навальный, а мы с вами этим тоже займемся, потому что нам это чрезвычайно интересно.

Этот человек по-прежнему продолжает исполнять сегодня обязанности московского мэра. Мне лично это становиться все более и более странно. С каждым днем. А с этим случаем это мне становится странно особенно. Этот человек собирается выиграть выборы московского мэра, он претендует на то, чтобы выиграть их в первом туре.

Я в это верю с каждым днем все меньше и меньше, потому что все больше и больше людей, мы с вами это наблюдаем,- я вот, например, был совершенно поражен сегодня днем, слушая программу дневной «Разворот», когда звонили люди, один за другим, один за другим и говорили одни и те же вещи о предстоящих выборах. Они говорили: у меня есть большие претензии к Навальному, мне не нравится в Навальном это, мне не нравится в Навальном то, здесь могло бы быть лучше, там могло бы быть краше, это могло бы быть круче… но есть вещи поважнее Навального. Есть выбор и есть выборы. И наше участие в предстоящих выборах – это голосование не просто за конкретного кандидата, хотя он нам не безразличен. И хотя есть огромное количество людей, которые, читая программу Навального, слушая его выступления, постепенно проникаются осознанием того, что этот человек может делать то, за что он взялся.

Я не знаю, правы они ли нет, я здесь не для того, чтобы за кого-нибудь агитировать, я не стану вам говорить, думаю ли так я, или разделяю ли я эту точку зрения, но вот что я думаю точно, это то, что говорили сегодня люди на «Эхе»: есть вещи поважнее Навального.

Есть удивительный перелом, который переживает сейчас на наших глазах российская политика. Есть первый случай на протяжении долгих лет, и, возможно, он еще долго не повторится, когда перед нами реальный выбор, и когда перед нами реальная возможность осуществить не выбор человека, а выбор пути.

И мне очень нравится, например, предложение, с которым некоторое время тому назад выступил Марат Гельман, который написал о том, что жители других городов должны обратиться к москвичам с просьбой как бы проголосовать от их имени. Не проголосовать как-то конкретно, а придти и поучаствовать в выборах, так или иначе, сделать эти выборы настоящими. Потому что именно москвичам, ну, вот так вышло. Так выпало. Так сложились политические обстоятельства, что именно москвичам именно сегодня предстоит от имени всей страны сделать некоторый важный выбор, продемонстрировать некоторую важную волю. И. кстати, это ведь будет еще продолжаться.

Это будет продолжаться и на будущий год, потому что нам предстоят выборы Московской Городской Думы. Представьте себе, что это будет после того, что происходит сейчас на выборах мэра Москвы, как люди будут к этому относиться, насколько это будет серьезная кампания, насколько внимательно люди будут к этому готовиться, и те, кто собирается принимать участие в качестве кандидатов, и те, кто собирается быть там избирателями, и те, кто собирается помогать осуществлению избирательного процесса.

Я здесь, кстати, еще раз обращаюсь к тем, кто в последнее время сделались членами избирательных комиссий, вот я, между прочим, такой человек и отправлюсь во вторник на свою первую такую учебу, которая мне предстоит, буду там как-то мучить лектора разными дурацкими вопросами. Мне кажется, что от нас очень многое зависит, потому что с каждым днем напряжение растет, и риск серьезных подтасовок на выборах 8 сентября становится все более и более весомым.

Это была программа «Суть событий». Я Сергей Пархоменко, счастливых вам выходных, до свидания.


Из блога Сергея Пархоменко

Давайте я соберу в одно место, конспективно, всю свою позицию, которую излагал в сегодняшней программе "Суть событий" на Эхе. Со ссылками на документы, чтоб все нужное под рукой лежало. 
* * * 
Итак, ДАНО В ЗАДАЧЕ: 

1) У Собянина с 2010 года имеется квартира, зарегистрированная на несовершеннолетнюю дочь, стоимостью более 5 млн. долларов. Налоговые декларации, которые он подавал в последние десять лет, дают ясное представление о том, что легальных источников дохода для покупки у него не было (см. текст расследования Навального в его блоге) 

2) Имеется официальный комментарий к происхождению этой квартиры, полученный из двух источников: от пресс-службы Мэрии Москвы (Гульнара Пенькова) и пресс-службы Управления делами президента (Виктор Хреков). Объяснение сводится к двум пунктам: 
(а) "В 2010 году жилье было приватизировано в соответствии с законом по расценкам БТИ" 
(б) "Это стандартная практика" 

ТЕПЕРЬ АНАЛИЗ СЛОЖИВШЕЙСЯ ПОЗИЦИИ: 

1) Со "стандартной практикой" пусть они сразу идут нахер. Никакой закон никакой "стандартной практики" не предполагает и такими словами не описывается. В конце концов, выборы затем и нужны (особенно в Москве), чтобы покончить именно с этой "стандартной практикой". 

2) Квартира у Собяниных находится в собственности, а Гражданский Кодекс РФ предусматривает не так уж много способов возникновения права собственности: это может случиться в результате купли-продажи, получения в дар, по договору мены, в результате наследования, и разных более экзотических случаев - выигрыша в лотерею, обнаружения клада, установления собственности на находку бесхозного имущества и т.п. (см. гл.14 ГК РФ). Заметим, что приватизация жилья - с точки зрения ГК, ничего особенного из себя не представляет это, в сущности, разновидность купли-продажи, где одной из сторон выступает государство. 

3) Собянин не мог получить квартиру в дар, поскольку ему это прямо запрещает "Закон об основах государственной службы" (Ст.11, п.8) 

4) ОДИН РАЗ В ЖИЗНИ каждый гражданин РФ имеет право осуществить приватизацию жилья (в котором он собственно и проживает) бесплатно. Эта операция регулируется Законом РФ "О приватизации жилищного фонда в РФ". Об однократности события говорит ст. 11 этого закона. Возникает вопрос: было ли Собяниным реализовано это право в Тюмени и не является ли его тамошняя квартира (площадью 116 метров) как раз такой первично приватизированной квартирой. 

5) В любом случае тот же закон запрещает приватизацию "в лоб" служебных помещений (ст.4 того же закона). Однако вторая часть той же статьи создает почву для разных хитрых схем с предварительным выводом государственного служебного жилья в собственность или в управление коммерческих компаний.

6) Собянин не мог получить квартиру, согласно лужковскому Постановлению №572 О ПРИВАТИЗАЦИИ ЖИЛИЩНОГО ФОНДА В Г. МОСКВЕ (1993 г), поскольку там квартира полагается только "гражданам, проживающим на служебной жилой площади не менее 10 лет и отработавшим на предприятии, которому принадлежит занимаемая ими служебная жилая площадь, не менее 10 лет", а Собянин никаких 10 лет в Москве не прожил. 

7) Собянин не мог получить квартиру, согласно ельцинскому Распоряжению "О МЕРАХ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ ЖИЛЬЕМ ИНОГОРОДНИХ СПЕЦИАЛИСТОВ, ПРИГЛАШАЕМЫХ ДЛЯ РАБОТЫ НА ВЫСШИХ ДОЛЖНОСТЯХ ФЕДЕРАЛЬНОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" (1998 г.), поскольку оно в 1999 году утратило силу, согласно Распоряжению того же президента(http://zakon.law7.ru/base45/part8/d45ru8844.htm) 

8) Так или иначе речь в данном случае НЕ ИДЕТ о приватизации по "единственному бесплатному случаю", поскольку официальные лица сообщают о "приватизации по расценкам БТИ". Раз "по расценкам" - значит уже не бесплатно. 

9) Таким образом случай с 5-миллионной квартирой Собянина регулируется Федеральным Законом "О приватизации государственного и муниципального имущества", ст.1 которого утверждает: "Под приватизацией государственного и муниципального имущества понимается ВОЗМЕЗДНОЕ отчуждение имущества, находящегося в собственности Российской Федерации (далее - федеральное имущество), субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, в собственность физических и (или) юридических лиц." Получается, что речь идет об обычной сделке купли-продажи. 

10) "Расценки БТИ", по которым была совершена сделка, несомненно, были В ДЕСЯТКИ раз ниже реальной рыночной стоимости передаваемого имущества. Да Собянин и не мог купить квартиру по реальной цене, в связи с отсутствием у него легальных доходов на необходимую сумму (о наличии у него доходов нелегальных, криминальных, мы в данном случае речи не ведем). 

11) С точки зрения Налогового Кодекса РФ, такая сделка подпадает под классическое определение сделки, совершенной между ВЗАИМОЗАВИСИМЫМИ лицами. В таком случае цена, по которой совершена сделка, существенно отличается от реальных рыночных цен на аналогичное имущество (однородные товары, работы, услуги), действующих в данное время в данной местности. В просторечии такие сделки называют "родственными". 

12) Для покупателя по такой сделке (в данном случае Собянина) наступают последствия, в виде возникновения налогооблагаемого дохода, полученного в виде материальной выгоды, размер которой определяется "как превышение цены идентичных (однородных) товаров (работ, услуг), реализуемых лицами, являющимися взаимозависимыми по отношению к налогоплательщику, в обычных условиях лицам, не являющимся взаимозависимыми, над ценами реализации идентичных (однородных) товаров (работ, услуг) налогоплательщику". (ст.212, п.3 НК РФ) Просто говоря, это разница между ценой, по которой имущество продается "своему человеку" и ценой, по которой имущество продавалось бы "постороннему человеку" (то есть в данном случае "расценками БИИ" и вот этими стандартными 5 миллионами долларов). 

13) Хотелось бы видеть доказательства того, что Собяниным причитающийся налог с дохода, полученного по этой сделке, был уплачен сполна и в законный срок. Адресуем вопрос об этом НЕПОСРЕДСТВЕННО СЕРГЕЮ СЕМЕНОВИЧУ СОБЯНИНУ, все еще почему-то исполняющему обязанности Мэра г.Москвы. 

14) Для продавца по такой сделке (в данном случае Управления делами президента) наступают последствия, в виде недополучения прибыли, сумма которой тем не менее должна облагаться налогом так, как если бы она была получена (ст. 105.3, п.1 НК РФ). 

15) Хотелось бы видеть доказательства того, что продавцом государственной собственности причитающийся налог с прибыли, недополученной по этой сделке, был уплачен сполна и в законный срок. Адресуем вопрос об этом НЕПОСРЕДСТВЕННО РУКОВОДСТВУ УПРАВЛЕНИЯ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА РФ. 

16) Наконец, последнее соображение. Поскольку продавец в данном случае является государственным органом, возникает вопрос о нанесении ущерба государству в сумме этого недополученного дохода. Этот вопрос В СУЩНОСТИ, СОВЕРШЕННО АНАЛОГИЧЕН ТОМУ ОБВИНЕНИЮ, КОТОРОЕ БЫЛО ЛОЖНЫМ ОБРАЗОМ ВЫДВИНУТО ПРОТИВ АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО И ПЕТРА ОФИЦЕРОВА В ДЕЛЕ О "КИРОВЛЕСЕ". 

Вот, собственно, и вся логика размышлений. Спасибо, граждане, за внимание. 

Похожие материалы

Оцените материал
(0 голосов)
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии
Наверх