Понедельник, 15 апреля 2013 22:37

Кому нужны "православные моджахеды"

Ряд законодательных новаций и заявлений представителей РПЦ заставили общество задуматься о том, чем могут закончиться "игры в теократию". Эксперты говорят об опасности "православных моджахедов" и возвращении в Средневековье. Вопрос в том, насколько серьезны новые веяния и кому они выгодны? Выяснилось вдруг, что ряд граждан не могут мыть посуду в раковине, потому что их религиозные чувства оскорбляет крестовина в сливе раковины — вызывает ассоциации с "тем самым" крестом. За решетку — производителей крестовин или саму раковину? 

Атеисты тоже обиделись и говорят, что православная символика вызывает у них неприятные мысли о невежестве и ущемлении их собственных прав как граждан светского государства. Получается, если покопать, то обиженным у нас каждый второй станет. Однако проблема глобальнее, нежели чьи-то ссоры в песочнице, потому что речь идет не о поломанном куличике, а о законах Российской Федерации. И Конституции — в первую очередь напоминающей об отдельном существовании церкви в государстве.

Принятый Госдумой в первом чтении Закон о наказании за оскорбление религиозных чувств поддержали все фракции, за исключением КПРФ. Народные избранники не приняли во внимание не только мнения многих своих рядовых избирателей, которые считают документ, мягко сказать, антиконституционным и мракобесным, но и на членов Общественной палаты, судей Верховного суда и даже некоторых членов правительства.

Аргументы тех, кто хочет сажать в тюрьму за богохульство, прямо скажем, "актуальны" для XXI века: "Вот во времена Петра Первого и инквизиции за богохульство и вовсе сжигали или на кол сажали". А один из инициаторов закона — депутат Ярослав Нилов — в качестве аргумента "за" предложил атеистам посмотреть фильм "Жизнь Пи" про мальчика и тигра. Кстати, никого не оскорбляет долгое соседство ребенка и животного в одной лодке?
Депутаты предложили богохульников штрафовать на полмиллиона или сажать за решетку на срок до 5 лет. Примечательно, что в законе чувства представителей других конфессий или атеистов защищает лишь административный штраф в 3 тыс. рублей.

"Принятие закона означает, что мы вступаем в новую эру, когда вновь слово "инакомыслие" приобрело конкретный смысл. Понятно, кем он инициирован и с какой целью. Это единственный способ православия сохраниться. У них нет доводов, кроме дубинок и колючей проволоки. Поэтому уйти от сомнений и сарказма людей они могут лишь с помощью репрессивных мер", — считает публицист и режиссер Александр Невзоров.

По его мнению, сейчас православие насаждается едва ли не полицейскими мерами.

"В законе нет ни слова о правах других людей. Нет прав на соответствующую точку зрения, например, атеистов, а они ведь тоже могут оскорбиться при виде православной символики, считая ее знаком невежества и лицемерия, — считает Невзоров. – Мракобесная Госдума все эти вещи попросту обошла. У нас снова есть инакомыслие и снова статьи "за антисоветскую пропаганду и агитацию".

Любопытно, что в спорах вокруг этого законопроекта схлестнулись в основном православные и атеисты. Представители других конфессий молчат, как воды в рот набрали. Их, правда, меньшинство. Может, потому и молчат?

В других странах тоже нельзя безнаказанно глумиться над тем, что может быть свято. В большинстве европейских стран за оскорбление религиозных чувств придется заплатить штраф и даже сесть в тюрьму на пару-тройку лет. В Пакистане за это положена смертная казнь. Однако практически во всех странах — кроме ортодоксально-мусульманских — защищаются ЛЮБЫЕ чувства ЛЮБЫХ граждан, а не представителей только одной конфессии. Кроме того, у нас в стране все идет к тому, что оскорблением чувств верующих можно будет назвать любое критическое мнение в адрес РПЦ.

Практически одновременно со скандальным заседанием Госдумы СМИ растиражировали мнение патриарха Кирилла о том, что феминистические организации вредят институту семьи и самим женщинам. Это заявление прозвучало в Москве, где проходил Съезд православных женщин Украины. Призыв вернуться "к истокам" вызвал также неоднозначное мнение в обществе.

Так, председатель движения "Санкт-Петербург — духовная столица", экс-депутат ЗакСа Петербурга Елена Бабич заявила корреспонденту "Росбалта", что обвинять женщин в том, что они берут на себя мужские обязанности и все больше уходят от дома и семьи по меньшей мере несправедливо. Женщины так делают не потому, что им этого хочется, а потому что они вынуждены это делать из-за слабости мужчин, живущих рядом.

"Это несправедливое обвинение, — считает Бабич. – Надо, наоборот, поднимать роль мужчин в обществе, и прежде всего роль института отцовства. У нас действительно есть перекос в сторону женщин, но он вынужденный. Сначала – войны, унесшие мужчин. Потом пришли 1990-е — тогда именно женщинам как наиболее активной и ответственной части общества пришлось хватать клетчатые баулы и стоять на рынках, чтобы выжить и накормить семью. Мужчины же впадали в депрессию и рефлексировали. Так что нынешняя роль и ответственность женщин – вынужденная необходимость, рожденная безысходностью".

Еще резче прокомментировал заявление Александр Невзоров. По его словам, Гундяев (заметим, Невзоров настаивает именно на светском имени главы РПЦ и в собственных комментариях просит указывать только его) действительно не фантазирует, критикуя феминизм. Он просто транслирует традиционную христианскую точку зрения на роль женщины.

"Второсортная роль женщины следует из всей христианской догматики. Никакие достоинства женщины не могут позволить ей стать, например, священником. Поэтому Гундяев просто эти догмы транслирует, — говорит Невзоров. — Да, женщина слабее мужчины в силу определенных физиологических циклов. Но зная о том, до какой степени женщина талантливее, умнее и сильнее, в очередной раз напомнить женщине о ее подчиненной роли – это и есть хамство РПЦ".

Между тем другие эксперты призывают не преувеличивать клерикализацию России и говорят о том, что "игры в теократию" закончатся сразу, как только жажда чудес станет более чем реальной и буквально без справки об исповеди станут "отлучать" от работы или не дадут съездить на Гавайи.

"Подобные явления в истории уже были. Были и реформация, и контрреформация, и инквизиция, и эпоха Возрождения, — размышляет писатель и философ Александр Мелихов. — Но взаимоотношения человека и вечности не могут быть регулируемыми. Поэтому период нынешней контрреформации, желании жить воедино с могущественными силами, на время вполне может сохраниться. Вопрос в другом: способна ли на это сама церковь?".

По мнению эксперта, сейчас большинство священников менее радикальны, чем многочисленные околоцерковные граждане, а сама церковь, возможно, выполняет некий неписанный закон.

"Потому что "откаты" от всего этого — многомиллионные, — считает Мелихов. — Я вполне допускаю, что возглавляет всю эту кампанию вовсе не церковь, а некие крайне прагматичные люди. Священники менее радикальны, чем трущиеся вокруг церкви. Между тем религиозные фанатики, настоящие православные моджахеды уже появились, и это тревожит".

Как считает философ, популистские заявления типа "вернуть женщину в семью" или "защитить чувства верующих" звучат красиво, и народ на это идет. Вопрос в том, насколько это серьезно, как долго продлится и насколько много тех, кто в этом заинтересован?

"Насколько серьезен запрос на чудо? Все-таки когда народ действительно заставят поститься, а без справки об исповеди не примут на работу — то есть придется нести жертвы реальные, а не словесные — все быстренько успокоятся. Повернуть историю в Средневековье вряд ли удастся", — считает писатель.

Пока же, по мнению экспертов, наши нынешние проблемы во взаимоотношениях между светским и духовным не в самой теократии, а в тех, кто трется возле церкви, продвигая свои интересы.

Источник 

Прочитано 2017 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Premium Joomla Templates